Владимир Кличко: «Я, по-прежнему, хочу только одного — побеждать!»

Чемпион мира по версиям IBF, WBA, WBO, IBO и почетный чемпион по версии жуонала The RING в хевивейт Владимир Кличко, о защитивший свои титулы с победой техническим нокаутом в четвертом раунде над Жаном-Марком Мормеком, на послематчевой пресс-конференции рассказал о том, что было, что будет ии… чем его сердце успокоится…

Владимир, ходят настойчивые слухи о том, что вы, проведете поединок в новом зале, который скоро откроется в нью-йоркском районе Брайтон-Бич, причем вашим соперником, вполне вероятно, станет Александр Поветкин или Крис Арреола. Можно верить?

В принципе информация соответствует действительности, поскольку есть предложение от представителей арены, которая откроется в сентябре. Но, думаю, такой поединок может состояться только к концу года.
Если разговор зашел о Брайтон-Бич, то меместн публике был бы интересен ваш бой против Поветкина?
Честно говоря, пока не готов сказать, с кем конкретно буду драться в конце года. Знаю только, что следующим соперником станет Тони Томпсон, с которым мы сразимся этим летом.

Насколько вам интересен Поветкин, как соперник? Особенно в свете последних его поединков…

Очень интересен! Он не проиграл ни одного боя, является олимпийским чемпионом… Думаю, такой поединок был бы интересен и мне, и Александру, и болельщикам.

Поединок Поветкина с Хуком вы не смотрели. Почему?

Я готовился к бою с Мормеком, и просмотр этого поединка в мой график не вписывался.

В ваших поединках и боях вашего старшего брата, в последнее время, до нокаута если и доходило, то уже после того, как большая часть раундов была позади. В поединке с Мормеком все закончилось уже в четвертом. Случайность или хорошо подготовленный экспромт?

Закономерность! Думаю, что если бы и Хэй так же шел вперед, я бы его также нокаутировал. Но Хэй убегал, а если боксер не к не хочет быть ноккаутирован, то он сделает все возможное, чтобы уйти от нокаута. Вот, к примеру, с Крисом Бердом была аналогичная ситуация, как и в бою с Мормеком. В 2006 Берд полностью поменял стратегию и вместо того, чтобы отходить назад, шел вперед. Бой, естественно, закончился раньше.

У вас в Германии все складывается гладко. Зачем вам вообще бой в Америке?

Поединок в США может пройти, как я уже сказал, по желанию представителей новой арены в Нью-Йорке. Они очень хотят видеть одного из братьев Кличко — и обратились к нам с предложением. Ничего против не имею. В Америке мы уже давно не боксировали.

Хэй снова вызывает Виталия на поединок. При этом ваш менеджмент считает, что британец предлагает совершенно неприемлемые финансовые условия. Что думаете о возможном бое брата с Хэем?

Хэй пока что официально находится, так сказать, на боксерской пенсии. Вообще не понимаю, о чем может быть разговор. Хэй прибежал на пресс-конференцию две недели назад после поединка Виталия с Чисорой и, думаю, попытался сделать какой-то пиар-ход. В том числе и вызовами Виталия. Но, во-первых, он не чемпион мира, во-вторых, не действующий спортсмен. Все, что он для себя требует в этом поединке, полный абсурд.

Вы упомянули Чисору. Как думаете, за свои выходки он получил адекватное наказание?

Пока эпопея с Чисорой не закончилась. Помимо финансoвого штрафа, я уже знаю, что его просто-напросто убрали из рейтингов WBO и WBC, запретили ему выступать в течение неопределенного времени. Он не имеет права боксировать на территории Германии. Теперь решать, что дальше делать с Чисорой, будет британская федерация — кажется, это произойдет 14 марта.

Чисора сидел в первом ряду во время боя Поветкина и Хука…

Знаю об этом. Я был очень разочарован. Как это должен воспринимать боксерский мир? Думаю, Зауэрланд, посадив его в первом ряду, сделал неправильный ход. Это, полагаю, выглядело даже скорее как поддержка. Не понимаю этого.

Почему соперники братьев Кличко нередко больше проявляют себя вне ринга, чем в бою?

Наверняка потому, что в ринге не могут себя проявить.

Вернемся к бою с Мормеком. Со стороны показалось, что вы его победили играючи.

Обычно бой складывается проще, если подготовка была сложная. Я и сам прочувствовал это в поединке с Мормеком. С самого начала я полностью контролировал действия соперника и на шаг его опережал. Мормек пытался работать в том стиле, которого я от него и ожидал: знал, что поначалу он сделает ставку на плотный напор. Но при этом Мормек не ждал напора от меня. И, конечно, как когда-то сказал легендарный Майк Тайсон: «План есть у каждого — до первого пропущенного удара». Жан-Марк пропустил в первом раунде жесткий удар и столкнулся с довольно мощным напором с моей стороны. Поэтому и был несколько растерян. Я этим воспользовался.

Вы успешно провели первый и второй раунды, но при этом ваш угол активно давал вам советы. О чем, если не секрет, говорил ваш тренер Эммануэль Стюард?

По нашему плану, я ни в коем случае не должен был отходить назад. Главная тактика Мормека — идти вперед. Только так он может боксировать — переть как танк, бить. Но той стратегии, которую мы выбрали, соперник наверняка не ожидал — я не прятался, а сразу его подавлял.

А что скажете о большом количестве клинчей?

Когда Мормек шел вперед, я не убегал, не танцевал возле него, а оставался на месте. Клинчи — это результат его напора и, естественно, того, что я не отступал. В конечном счете уже сам Мормек стал отступать, и это мне было выгодно.

Уже после второго раунда Стюард показывал вам, что надо применять апперкот. Но нокаут последовал после другого удара…

Была попытка провести апперкот и слева, и справа. Левый прошел, правый — нет.

После тренировки для прессы вы говорили, что Мормек будет бить и двигаться, как Тайсон…

Все дело в том, что я не дал событиям развиваться по такому сценарию. Мормек сказал после боя, что хотел подойти ближе, попытаться получить немного больше времени, чтобы, так сказать, втянуться в борьбу, перехватить инициативу. Но я с самого начала это предотвратил. И, конечно, рад 50-му нокауту перед 50 тысячами зрителей. Поначалу Мормек маршировал вперед, пытался доминировать, оказывать на меня давление — как делал это в бою против Хэя. Он ведь уложил Хэя на пол в четвертом раунде, это был один из лучших поединков француза до тех пор, пока он не перешел в тяжелый вес. А что касается меня, то продолжение последует. Я в прекрасной форме, в 35 лет научился многому и знаю, как претворить в жизнь свои планы. Причем составляю их, как в шахматной игре. Это был мой 60-й бой за 15 лет профессиональной карьеры, но я, по-прежнему, хочу только одного — побеждать.

А каково ваше мнение? Оставьте свой комментарий...